Осознанный путь

психосоциальный проект

врача-психотерапевта Зайцева Романа 

    © 2015-2018 Роман Зайцев. Создан с помощью Wix.com

    Медитация не является деятельностью ума

    Мы обычно считаем, что медитация является своего рода деятельностью ума. Это фокусировка ума, как правило, на мантру или пламя свечи, или на дыхании. Или просто на текущую ситуацию. Другими словами медитация обычно задумана как деятельность.


    То что мы понимаем под медитацией здесь — очень отличается от этого. Медитация не является деятельностью, которую проводит ум. Медитацию здесь мы понимаем, просто как быть присутствием осознанности. Вы понимаете, что я имею в виду под осознанностью? Да, да, осознание это не что-то, что должно быть сделано умом. Познать себя, как осознание, не зависит от того, что ум делает или то, что он не делает.


    Например, прямо сейчас, являетесь ли вы осознающими ваш опыт? Это очевидно. Вы осознаете эти слова. Вы осознаете это окружение. Вы осознаете ваши мысли. Вы осознаете все присутствующие телесные ощущения. Все это меняется, двигается и течет, а вы там постоянно знаете их, осознаете их.


    Нужно ли вам сделать усилие, чтобы быть этим? Или вы просто естественно являетесь этим? Можете ли вы быть чем то другим, кроме этого? Вы когда-нибудь были чем то, кроме этого?


    Что вы должны сделать для того, чтобы представить, чтобы по-настоящему почувствовать, что вы есть чем-то еще — например, кластером из мыслей и чувств? Вы должны забыть, либо пренебречь тем, кто вы на самом деле. И вы должны представить себя этим кластером мыслей и чувств. Это то, что мы делаем. Когда я говорю «мы делаем», это то, что делает мысль. Мысль не может видеть осознания, ее можно сравнить с персонажем на экране в фильме. Куда бы он не посмотрел, он не может видеть экран. Несмотря на то, что он сделано из него, он не может видеть его.


    Мысль не может найти осознание, потому что оно прозрачно. Это пустота. Это беспредметность. Мысль воображает нас кластером мыслей, чувств, ощущений и восприятий, другими словами, телом-умом. И с этой выдумкой, иллюзорное Я, воображаемое Я, сделанные из мыслей и чувств, вступает в очевидное существование. Мысль воображает отделенное Я.


    Мы начинаем чувствовать себя «Я есть» — эта отдельная личность, это тело и этот ум, «Я есть» тем, который осознает. А потом мы замечаем, что мы несчастны, и мы ищем счастье среди всех обычных объектов. А потом, когда все обычные объекты не смогли нас удовлетворить, мы начинаем искать среди менее традиционных объектов, и мы слышим о чем-то, что называется медитацией.


    И мы подходим к медитации точно таким же образом, каким мы пробовали объекты, которые мы использовали в нашем поиске – различные вещества, деятельность, отношения, все что было раньше. Мы думаем, ладно, я собираюсь сейчас применить этот новый вид поиска, называемый медитацией, и достичь тонких состояний ума, что наконец даст мне то счастье, которое я ранее искал среди объектов.


    Итак, Я, наше отделенное Я, начинает эту деятельность ума, называемую медитацией, и оно начинает по сути манипулировать умом, обычно успокаивая его или фокусируя. И это вызывает некоторое временное облегчение, потому что, если есть огромные усилия, чтобы успокоить ум, он в определенной мере затихает и производным от этого появляется признак умиротворенности. Но это не влечет за собой то, что мы действительно хотим — прочный мир, неизменный мир, мир, который не зависит от состояния ума или тела или среды.


    Так что мы считаем медитацией здесь довольно сильно отличается от этого, от фокусировки или дисциплинирования ума. Медитация здесь — это то, что мы есть. Медитацией является просто быть осознанно присутствием осознания. Другими словами, чтобы просто быть. Это самая высшая медитация, просто быть собой.


    И это, по иронии судьбы, самая легкая вещь в мире. Это проще, чем дыхание. Она не требует от ума быть в определенном состоянии. Вы можете быть очень умным или очень необразованным. Вы можете быть возбуждены, или в покое, вы можете быть в трудных условиях или жить в достатке. Это не имеет никакой разницы, потому что во всех этих ситуациях, вы, осознание, остаетесь таким же, как всегда. Медитировать — означает только быть этим, сознательно.


    Если же мы привыкли медитировать, следовать деятельности ума, называемой медитацией, то, возможно, ум восстанет от того, что мы просто сидим, не давая ему что-то делать. Ум не без оснований может почувствовать себя лишним. Он может протестовать, потому что он привык работать. Он будет волноваться, будет пытаться привлечь ваше внимание еще раз. «Ты не должен делать это» или «Этого недостаточно» или «Это не работает». Он будет предоставлять все виды оправданий, почему вы должны сохранять вовлеченность, и снова и снова вы можете быть потеряны в уме.


    Всякий раз, когда вы потеряетесь в уме, просто отметьте это. Рассмотрим ум, как поезд, который приближается к станции. Просто скажите себе : «О, я сел в поезд. Я не хотел этого. Я просто сел автоматически». Достаточно выйти из поезда. Не связывайтесь с поездом. Пусть поезд идет, куда ему надо. Пусть ваши мысли делают все, что они обусловлены делать. Они сделали бы это в любом случае. Не мешайте им.


    Если вы начинете противодействовать вашими мыслями, если вы принимаете их вызов, вам придется иметь дело со всей Вселенной, потому что вся Вселенная участвуюет в производстве любой мысли или действия. Не связывайтесь с мыслями, пусть они делают свое дело. Просто пусть они делают то, что они обусловлены делать. Но не садитесь в поезд. Не оставайтесь, просто выходите. Вам даже не нужно выходить. Вы больше похожи на платформу, чем на пассажира. Вы есть тем, через что проплывает поезд. Не имеет значения, где это происходит. Не имеет значения, куда уходят ваши мысли, что они делают. Они всегда делают одну из двух вещей: возвращаются в прошлое или уходят в будущее. Просто отпустите их, пусть они продолжают путешествие, но вы никогда не путешествуйте с ними.


    Это и есть медитация — просто знать себя, как вездесущий, невозмутимый свет осознания. Вот и все. Просто пребывать в этом.

     

     

    Руперт Спайра
    Перевод с англ. Игоря Головчина

     

     

    Please reload